Каталог / Удрас Дмитрий / Новости, пресса

Удрас Дмитрий в новостях и прессе



Как еще с чиновниками бороться?
Олег Лапкин, главный тренер сборной России по пулевой стрельбе:
- Надо же, что людям в голову приходит. Надо аккуратнее быть, ведь есть и более простые способы, например снятие с должности. Мне 61 год, и я должен сказать, что чиновник сейчас пошел не тот, что в советское время. Раньше они мотивировали свои решения высшими ценностями, партдисциплиной, благом страны. А сейчас молодые люди могут просто сказать: "я так хочу" или "мне этого не надо". И точка
Андрей Коркунов, председатель совета директоров Одинцовской кондитерской фабрики:
- Кнутом и пряником. Иногда чиновников стоит припугнуть, а иногда и подмаслить. А что делать, ведь победить чиновника не удавалось еще никому. К нам на фабрику с проверкой часто приходят люди от имени каких-то ведомств, рассчитывая на то, что все боятся чиновников. Так мы сначала спрашиваем документы, а потом, если надо, вызываем охрану
Роберт Нигматулин, депутат Госдумы, академик РАН:
- Передовой французский опыт России пока перенимать не следует. Искоренить всех глупых и нерадивых бюрократов невозможно, а бороться с ними можно только сверху: прорабатывать, отбирать людей поумнее. А обществу надо пытаться их воспитывать. Впрочем, процент дураков и лентяев одинаков и среди рабочих, и среди крестьян, и среди чиновников. Разве что среди ученых умных больше
Павел Фельдблюм, вице-президент еврейской общины Москвы:
- Бороться бесполезно, нужно учиться договариваться. Если бюрократия не доведена до абсурда, то найти общий язык всегда можно. Надо учиться понимать логику действий чиновника, искать пути сближения, улыбаться, соглашаться, делать подарки. Должен сказать, что с непробиваемыми чиновниками я встречался крайне редко
Игорь Коган, председатель правления Оргрэсбанка:
- Я человек не воинственный и предпочитаю договариваться. Пытаюсь заинтересовать проектом, показываю, что тем самым помогаю чиновнику лучше выполнить его профессиональный долг. В конце концов, все зависит от того, что человеку нужно - дело сделать или взятку получить. Кстати, чем выше должности, тем больше порядочных чиновников
Алена Свиридова, певица:
- Только личным обаянием. Я заметила, что когда я сама договариваюсь с чиновниками, то дело идет гораздо быстрее. А у людей, которые ходят в разные ведомства от моего имени, так не получается
Марлен Манасов, гендиректор компании Brunswick UBS Warburg:
- Нужно не с чиновниками бороться, а реформировать систему. Пока люди на высоких госпостах не будут получать высокую зарплату, бороться с ними бесполезно. И еще нужно растить новые честные кадры, способные работать и служить за идею
Виктор Красовицкий, председатель совета директоров Parex banka:
- Только дихлофосом. На государственном уровне умерить произвол чиновников способна только система с максимально либеральной экономикой
Юрий Любимов, главный режиссер Театра на Таганке:
- Упорством. Если ты чувствуешь за собой правоту, то надо идти жаловаться на нерадивого чиновника вышестоящему начальству или подавать в суд. Тем более сейчас в Москве появились мировые суди. А самосуд никогда ни к чему хорошему не приводил, поэтому расстрел чиновников, как во Франции, проблему не решит
Кирилл Лятс, директор департамента холдинга "Объединенные машиностроительные заводы":
- Конечно, мне не раз хотелось прибить чиновника, но ведь это не изменит его менталитет. Зачем тратить деньги на покупку автомата, лучше потратиться на подарки - и вопрос быстрее решится, и уголовной ответственности не последует
Петр Романов, вице-спикер Госдумы:
- Надо, чтобы общественные приемные при президенте и других высокопоставленных лицах не отправляли бы жалобщиков вниз по инстанциям к тем, на кого они жалуются, а разбирали бы их дело самостоятельно
Сергей Калашников, заместитель госсекретаря Союза России и Белоруссии:
- Чиновники - это не зло, а добро, и ни одно государство без них существовать не может. Другое дело, насколько эффективен закон о госслужбе. Например, во Франции чиновник пожизненно обеспечен такими социальными гарантиями, что побоится брать взятку или искусственно затягивать дело. Впрочем, выходит, и их закон не спасает
Людмила Гончарова, зампред правления банка "Возрождение":
- Высокой зарплатой и пенсией. И прозрачной системой тендеров, конкурсов на высокие должности, которая была бы понятна общественности
Дмитрий Удрас, вице-президент компании "Ростсельмаш":
- Наши чиновники таковы не потому, что склонны к воровству, просто они работают в агрессивной среде себе подобных за очень низкую зарплату. И раз мы не в состоянии исправить сознание, то нужно изменить среду: ужесточить контроль за госаппаратом, увеличить зарплату и сократить численность
Сергей Цыро, президент Барменской ассоциации России:
- Выход один: всех чиновников надо перевести в бизнесмены - кто же лучше бывшего чиновника знает, как с ними лучше бороться?
[КОММЕРСАНТ, 28.03.02]

Теперь вы верите в скорую победу?
Три бригадных генерала, террорист номер один Хаттаб, возможно, даже Шамиль Басаев - такого успеха у федеральных сил не было с самого начала чеченской кампании. Возможно, однако, что они слишком рано празднуют победу
Аркадий Баскаев, депутат Госдумы, в 1995 году комендант Грозного. До победы федеральных войск еще очень далеко. Но я надеюсь, что смерть Хаттаба станет хорошей предпосылкой улучшения ситуации в Чечне. Теперь я твердо уверен в его смерти, хотя вначале сомневался в этом. Но мне, как нестороннему наблюдателю, были предоставлены прямые и косвенные улики его смерти. К сожалению, я не могу сказать, что это за улики, но поверьте мне - Хаттаб мертв
Павел Крашенинников, председатель комитета Госдумы по законодательству, председатель Национальной общественной комиссии по Чечне. Надеюсь, что смерть Хаттаба станет знаковым событием. Для арабских наемников это стало сильнейшим психологическим и финансовым ударом. Хаттаб для них был не только символом, но и организатором и банкиром
Борис Надеждин, первый заместитель руководителя фракции СПС в Госдуме. Смерть Хаттаба не переломит ситуацию в Чечне. Главным фигурантом среди сепаратистов он не был, скорее частью арабских финансовых каналов. На месте федералов я бы не спешил говорить о начале победы над сепаратистами. Хаттаб для меня был и остается книжным героем типа старика Хоттабыча. Ведь из руководителей федеральных войск его практически никто не видел: никаких серьезных переговоров он не вел
Николай Харитонов, лидер Агропромышленной группы в Госдуме. Кровопролитие будет продолжаться. Но я очень надеюсь, что если Хаттаб действительно мертв, то с его смертью в Чечне может начаться мирный процесс. Тех, кто устал от войны, там больше, чем тех, кто хочет ее продолжения
Юрий Кобаладзе, управляющий директор инвестиционной компании "Ренессанс Капитал". С войной нельзя покончить, ликвидируя символы. Впрочем, мне очень хочется верить в смерть Хаттаба. В этом нас убеждали слишком многие государственные чиновники, и будет обидно, если потом окажется, что они слукавили
Георгий Гречко, летчик-космонавт, дважды Герой Советского Союза. Дудаева тоже уничтожили, но скорой победы не наступило. Поэтому, даже если Хаттаб мертв - а прямых доказательств нам никто не представил,- проблему Чечни эта смерть не решит. Можно сколько угодно полков и полководцев туда посылать, но они ничего, как и Павел Грачев, сделать не смогут
Асламбек Аслаханов, депутат Госдумы. Я верю конкретным делам, а не словесной трескотне. Если федеральные войска считают, что смерть Хаттаба поможет им победить чеченских сепаратистов, то пусть сначала на деле это докажут. А на место Хаттаба и Басаева придут другие, еще более страшные
Евгений Михайлов, губернатор Псковской области. Если Хаттаба действительно убили, то у нас появился реальный шанс. Нам необходимо не упустить этот шанс, и победа будет за нами. Этот человек был не только символической фигурой среди чеченских боевиков, но и раскрученным "международником", который имел колоссальные связи за рубежом. После этой потери боевики не сразу оправятся
Сергей Леонтьев, президент Пробизнесбанка. Хочется верить, что смерть Хаттаба - результат активных действий ФСБ. Тем более что на этом фронте у нас давно не было побед. Но до окончательной победы еще далеко
Александр Щекочихин, генеральный директор Михайловского ГОКа. Смерть Хаттаба похожа на одинокую игрушку на новогодней елке. Гибель одного полевого командира ничего не решает. Необходимо менять систему управления и политический режим в республике. Там нужно брать под контроль коррупцию и взяточничество - и не кичиться смертью одного террориста
Дмитрий Удрас, член совета директоров холдинга "Новое содружество". Чечня - вопрос скорее политический, чем военный. Военным не дают действовать. Наши ребята могли навести порядок в Чечне за несколько недель, если бы им развязали руки. Раз этого не произошло, значит, война кому-то очень нужна. А полевые командиры, пусть даже и такие харизматические личности, как Хаттаб,- всего лишь пешки в чьей-то большой игре
Ирэн Коммо, генеральный директор Европейского делового клуба в России. Смерть, как и жизнь, одного полевого командира не все решает. На его место придет кто-то другой. Просто у России до сих пор так и не появилось реальных планов и идей, способных перевесить все то, что предлагают боевики
Андрей Коркунов, председатель совета директоров Одинцовской кондитерской фабрики. Там, где вращаются большие деньги, может быть все, в том числе и убийство. Но смерть Хаттаба не ускорит нашу победу: убили одного, придет на его место другой. Такое место пустым долго не будет, желающих его занять очень много
Алексей Митрофанов, депутат Госдумы. Хаттаб - не крупная и уж тем более не главная фигура. Его смерть не ускорит победы, но выгодна для нас: он иностранец, а не местный. А вот смерть старых местных вожаков для нас невыгодна: на их место придут волчата, лишенные даже налета культуры, с совершенно другой психологией - настоящие отморозки. Они разобьются на группки по пять-шесть человек - попробуй их отлови
Геннадий Райков, лидер парламентской группы "Народный депутат". Так уже бывало, что усопший боевик снова воскресал. Так что у меня есть сомнения. К тому же смерть Хаттаба - это существенный вклад в победу, но все равно не самый главный. Хорошо, если это результат нашей спецоперации - значит, могут. Но если это результат внутренней разборки, тоже неплохо - значит, у них там разброд и шатания
Михаил Алексеев, заместитель председателя правления Росбанка. В способность спецслужб установить порядок в Чечне верится с трудом. Хотя в новейшей истории есть свидетельства того, что при наличии политической воли такая задача вполне осуществима
Игорь Бухаров, президент Гильдии московских рестораторов. Чеченцы - народ пассионарный, им и без войны трудно усидеть на месте. Значит, их надо цивилизовывать мирной жизнью, а в этом деле без больших финансовых вливаний не обойтись. А демонстрацией мертвых тел предполагаемых Хаттабов мира не достичь. Личность в истории - большое дело, но до определенного момента
Сергей Ковалев, правозащитник, депутат Госдумы. В партизанской войне нельзя победить. Она будет то затухать, то разгораться с новой силой. Тем более что федеральная власть не хочет признавать свои ошибки и наказывать своих преступников. Ненависть чеченцев к нам останется. А у меня известие о смерти Хаттаба вызывает тягостное недоумение. Было сообщено, что его смерть наступила в результате агентурно-боевой операции, то есть, проще говоря, парня отравили! Без суда и следствия. И гордиться отравлением нельзя, тем более президенту страны
Александр Хандруев, вице-президент фонда "Реформа". У молодого поколения чеченцев война сидит в крови. Я не сомневаюсь, что Хаттаб убит, но ничего не закончено. Придут другие сотни, тысячи и будут воевать. Надо создать в Чечне рабочие места, какие-то куски земли для обработки и особо не вмешиваться. Нехитрое дело - мочить террористов в сортире, но для этого сначала надо хотя бы построить нормальные цивилизованные сортиры
Сергей Борисов, президент Российского топливного союза. Федеральные войска находятся в плачевном состоянии. Нам бы сначала мобилизовать свои силы и укрепить их настоящими профессионалами, а потом говорить о скорой победе
Александр Калита, член Совета федерации от Ульяновской области, генерал-майор. Процесс пошел. Я это говорю не как посторонний наблюдатель, а как человек, сам принимавший участие в тамошних делах. Как говорится, окружение делает короля, а окружение чеченских "королей" бросает их и сдается. Не сомневаюсь, что Хаттаб убит, а те, что пытаются еще воевать, уже сломлены морально, сломлен их дух. Эту историю мы уже проходили: басмачи, Западная Украина, Прибалтика. Можно прятаться в скалах и бункерах, но это не продлится вечно
[ВЛАСТЬ, 14.05.02]

Как вы поддерживаете отечественного производителя?
На прошлой неделе президент раскритиковал правительство за недостаточную поддержку отечественного производителя и потребовал от него более активных действий
Евгений Маргулис, музыкант. Я поддерживаю Таганский мясокомбинат - за его сосиски и колбасу. И молочные продукты у нас хороши. Но практически этим мой потребительский патриотизм и ограничивается. Технику и все остальное предпочитаю иностранное. А чтобы положение изменилось, надо дать производителям волю, не загонять их насильно в рамки устаревших ГОСТов и нормативов
Михаил Маргелов, председатель комитета Совета федерации по международным делам. Семья ежедневно покупает отечественные продукты питания. А еще мы живем в отечественном доме и пользуемся отечественными телекоммуникационными сетями. А езжу я на служебной Audi-А8, которую закупил Совет федерации
Натали Голицына, президент Русского клуба. И рублем, и всей душой. И стараюсь делать это при любом случае, когда он этого заслуживает. А у меня так получается, что заслуживает он постоянно. Поэтому мы регулярно организуем выставки-продажи изделий нашей легкой промышленности
Владимир Груздев, депутат Московской городской думы. Поддерживаю как потребитель, продукты покупаю отечественные. А как депутату гордумы, занимающемуся продовольственными ресурсами, мне важно, чтобы у москвичей был выбор. Потому что законы рынка показывают, что искусственное удаление конкурентов губит производство
Виктор Красовицкий, председатель совета директоров Parex bank. Я хожу в российские рестораны, когда бываю в Москве
Гарегин Тосунян, президент Ассоциации российских банков. Я поддерживаю только качественного производителя. На прошлой неделе я был на открытии завода оконного стекла компании БАМО в Солнечногорском районе. Их продукция не уступает зарубежным аналогам, и я обязательно куплю их рамы. Но я против того, чтобы мы проводили безоговорочно протекционистскую политику, иначе все у нас будет разваливаться - и машины, и инструмент
Евгений Белов, директор департамента МИДа по связям с субъектами федерации и парламентом. Практически только наши продукты и покупаю. С радостью бы поддерживал и промышленников, но там качество часто низкое и производитель не дает необходимых гарантий
Ольга Вдовиченко, председатель внешнеторгового объединения "Машиноимпорт". В этом вопросе есть нечто унизительное для самого производителя. Своей деятельностью мы, конечно, поддерживаем его, но это не помощь слабому, а нормальный бизнес. Мы ищем для нашего производителя заказы на конкретную продукцию в третьих странах
Владимир Самохин, гендиректор компании "Роколор". Я и есть российский производитель. И я все деньги вкладываю в свою компанию. Но поддерживать производителей только за то, что они российские, странно. Наши продукты я предпочитаю за то, что они вкусные и не модифицированы генетически
Василий Якеменко, лидер движения "Идущие вместе". Мы ему майки с портретом президента Путина заказываем, то есть работу даем. Но есть у нас отрасли попросту неподъемные - как автомобилестроение
Александр Мовсесян, директор Института мировых финансов и банков. Из двух аналогичных по цене и качеству товаров всегда выберу отечественный. А без качества никакой патриотизм не заставит меня купить наше. Но ведь и это тоже поддержка, поскольку это должно заставить его развиваться и совершенствовать производство
Светлана Герасимова, председатель правления банка "Олимпийский". Деньгами. В последнее время мы сильно увеличили долю кредитов предприятиям реального сектора. Но не всем подряд, а крупным предприятиям и федерально значимым структурам. В сфере малого и среднего бизнеса - тем предприятиям, которые работают эффективно, которые имеют стабильные обороты по счетам в нашем банке
Анатолий Долголаптев, президент Лиги оборонных предприятий. Я покупаю только спиртные напитки, которые произведены на территории бывшей Российской империи. Компьютеры беру наши, знаю, что в космос надо летать на наших ракетах. Но вот одежду и автомобили предпочитаю импортные
Игорь Коган, председатель правления Оргрэсбанка. Поддерживать надо не просто производителя, а налогоплательщика. Условия ему создавать для развития бизнеса и, главное, следить, чтобы эта поддержка в итоге не пошла во вред потребителю
Константин Попов, председатель совета директоров компании "Инком-недвижимость". Приятно поддержать своих, если выходит дешевле. Все, что касается строительства и ремонта, мы покупаем у нашего производителя, если качество нормальное. Мебель для дома я сначала заказал в Италии, но она пришла в ужасном состоянии. Я договорился с местными умельцами, и они сделали все в лучшем виде
Лика Стар, певица. Я поддерживаю производителя глазированных сырков, конфет и шоколада и, конечно, других продуктов, которые я с детства люблю. Концертную одежду шью и у наших дизайнеров, но лучше все-таки у зарубежных. А вот из повседневной одежды и обуви в моем гардеробе вообще ничего отечественного нет
Алексей Мамонтов, президент Московской международной валютной ассоциации. У меня то, что привезено издалека, вызывает сопротивление. За исключением техники
Владимир Ярошевский, гендиректор сети супермаркетов "Седьмой континент". Мы продаем его товары. 55% общего объема товаров в наших магазинах составляет продукция российских производителей. И вообще, наши производители успешно конкурируют с зарубежными по многим показателям. А уж качественные и вкусовые показатели отечественных продтоваров были всегда на высоте
Отар Кушанашвили, шоумен. По всем направлениям, кроме производства презервативов. Тут я законченный западник, потому что не могут наши пока дать им достойный ответ, а я же не буду рисковать. В остальном делаю что могу. У меня даже одна из двух машин - "Москвич", и я на нем специально на встречи с продюсером Айзеншписом езжу, потому что он жутко не любит наши автомобили
Константин Боровой, главный редактор журнала "Америка Illustrated". Не поддерживаю и другим не советую. Зачем кого-то поддерживать, когда он сам на ногах стоит? А того, кто сам не стоит, поддерживать вредно и опасно. Поддержка нашего автопрома - выступление против жизни на территории России, как, впрочем, и поддержка наших сельхозпроизводителей, которые все в три раза дороже делают. Я сам сотню новых дел начинал, и никто меня не поддерживал
Леонид Полежаев, губернатор Омской области. На пороге ВТО наш товаропроизводитель уже не может рассчитывать на господдержку в прежних объемах. Время демпингового бизнеса прошло. И мы к этому подготовились, потому что поощряли инвестиции в наши предприятия, давали заводам преференции, освобождали от налогов, предоставляли кредиты и на село выделяли не менее 10% областного бюджета. И сегодня есть результат - хозяйства встали на ноги
Олег Чиркунов, зампред комитета Совета федерации по бюджету. Я никогда не возьму датскую колбасу, но не буду ездить на машинах, которые таковыми не являются. Поддерживать отечественный автопром запретительными мерами бессмысленно, надо создавать условия для замещения импорта
Дмитрий Удрас, член совета директоров холдинга "Новое содружество". Инвестициями и помощью в организации нормального менеджмента. Мы помогли поставить на ноги "Ростсельмаш" и фактически подтягиваем более чем 500 его смежников, причем ужесточая требования к их продукции
Сергей Устинов, писатель. Приступами бессмысленного патриотизма я не страдаю. А протекционизм считаю очень недальновидной и вредной политикой. Он всегда ведет к ухудшению качества протекционируемого. Сейчас в Америке не только сталелитейная промышленность накрывается, но и автопром, который власти взяли под защиту еще в 70-е годы. И наш автопром загнется, если не будет конкурировать с иностранным производителем
[ВЛАСТЬ, 16.07.02]

За что гибнут депутаты?
Ирина Хакамада, вице-спикер Госдумы:
- Заказные убийства депутатов связаны не с политикой, а с их прошлой деятельностью, но поскольку депутаты занимаются политикой, то и убийства принимают политическую окраску. Головлев обвинялся в присвоении денег во время приватизации предприятий Челябинска. Ему давно угрожали: видимо, кто-то очень серьезно испугался результатов расследования и открытого судебного разбирательства
Вагиф Гусейнов, директор Института стратегических оценок и анализа:
- Почти все убийства депутатов связаны с их не всегда законной коммерческой деятельностью: Айздердзис, Мартемьянов, Скорочкин. И Головлев не исключение. И тут никакая охрана не поможет: Головлев выгуливал собаку в сопровождении двух охранников. Если депутат занимается только своими непосредственными делами, покушаться на него никто не будет
Сергей Штогрин, зампред комитета Госдумы по бюджету и налогам:
- Депутаты находятся в центре политической жизни, влияют на принятие важных экономических и политических решений, поэтому часто оказываются в зоне риска. Но с Головлевым другая история. Я знал его по работе в комитете, жил с ним в одном доме. Он не был активен в Думе, его работа в СПС, в "Либеральной России" тоже ни при чем. Трагедия связана с его деятельностью на посту руководителя минимущества Челябинской области и с тем, что на следствии он начал раскрывать махинации, к которым причастны многие крупные чиновники
Валерий Гартунг, депутат Госдумы из Челябинска:
- Чаще всего за политическую позицию. Владимир Иванович Головлев был человек непростой, но его позиция по расследованию уголовного дела по челябинской приватизации, его заявление о том, что он расскажет правду, не случайна. Думаю, что причина именно в этом. А вообще причины могут быть разные - от банальных бытовых до заказных политических убийств, как это было с Галиной Старовойтовой
Геннадий Райков, лидер группы "Народный депутат":
- Одни гибнут за государственные дела, другие - за личные. Гибель Головлева, который как депутат не отличался активностью, никак не связана с депутатством. Он начал давать показания, а подельники такое не прощают. И бытовой вариант возможен: придурков развелось столько, что государство никому не может обеспечить безопасность. Надо вводить смертную казнь, страх мог бы остановить многих из придурков
Михаил Мень, вице-губернатор Московской области:
- Я думаю, в основе любого такого происшествия лежат материальные интересы. Так было и в случае со Скорочкиным, и с Айздердзисом, которые избраны были в нашей области. С Головлевым я не знаком, царство ему небесное, конечно, но и здесь подоплека может быть экономическая
Михаил Маров, адвокат:
- В основном за старые грехи или из-за криминала. Но бывает, и за политическую деятельность, как Галину Старовойтову. Я был ее адвокатом в суде, когда незадолго до убийства ее оклеветали в "Московском комсомольце". Когда причины политические, сначала пытаются убить морально, только потом за оружие берутся
Валерия Новодворская, лидер партии "Демократический союз":
- Как правило, за металл, ведь половина из них - мафиози, которые и депутатами участвуют в криминальных играх. Но убийство Головлева не из этой оперы. Он был одним из лидеров оппозиции, и это казнь до суда и вместо суда. Это убийство - предупреждение и демонстрация всем оппозиционерам от Березовского до Похмелкина: эскадроны смерти в России уже созданы
Ольга Крыштановская, политолог:
- За грехи - прошлые и настоящие. А большинство таких грехов у депутатов связано с коррупцией. Для политического убийства Головлев - слишком мелкая сошка
Руслан Линьков, председатель санкт-петербургской организации "Демроссия", помощник Галины Старовойтовой:
- За разное. Думаю, правоохранительным органам следовало бы внимательнее прислушиваться к соратникам и друзьям погибшего, а не строить домыслы на версиях, выдвинутых людьми, которые преследовали Головлева при жизни. Не исключено, что именно они стоят за тем, что произошло
Дмитрий Удрас, вице-президент компании "Ростсельмаш":
- Скорее всего, за прошлое, если оно не безоблачно. Криминалу ведь безразлично, какую должность сегодня занимает человек - министр он, депутат или бизнесмен
Людмила Нарусова, президент Фонда Анатолия Собчака:
- Убийство Старовойтовой, которая везла документы, связанные с деятельностью губернатора,- это одно. Несчастный случай - другое. Убийство, чтобы спрятать криминальное прошлое,- третье. Чтобы понять, за что гибнет депутат, важно знать, как человек попал в Думу
Геннадий Селезнев, председатель Госдумы:
- Любое убийство депутата можно расценивать как политическое, и Дума возьмет расследование этого дела под особый контроль. Но в каждом конкретном случае нельзя не учитывать и то, откуда человек пришел, в каких коммерческих структурах работал и так далее
[КОММЕРСАНТ, 22.08.02]

Вас кто-нибудь поддерживал?
Николай Левицкий, президент компании "Еврохим":
- Пока никто. А ведь против наших удобрений в США хотят ввести 337% пошлины! Американцы ведут против нас антидемпинговое расследование, а в Минэкономразвития России (МЭРТ) ни на одно из пяти наших последних писем никто не ответил. В то время как удобрения - это самый крупный сегмент экспорта российской конечной продукции. Спасибо Касьянову: может, после заседания правительства МЭРТ перестанет быть министерством торговли нефтью и газом, а займется еще и удобрениями
Константин Морозов, гендиректор компании "Леспром Индастри Консалтинг":
- Поддержка государства была, и в новой экспортной концепции представлены более конкретные шаги. Другое дело, что сейчас леспром находится в плачевном состоянии и на экспорт идет в основном круглый лес. Государство должно создать предпосылки для инвестиций в отрасль, возможно, даже поднять таможенные пошлины для импортеров, чтобы дать возможность развиваться нашим перерабатывающим предприятиям
Сергей Комаров, директор компании "ЛУКОЙЛ-Нефтехим":
- А мы стараемся полагаться на себя. Когда мы платим пошлины за экспорт продукции, то в ее начисление идет не реальная цена, по которой мы его продаем, а цена по котировкам на европейских биржах. Цена на наши товары за рубежом значительно ниже биржевых из-за невысокого уровня рыночности нашей экономики и страновых рисков. А таможенная пошлина определяется по максимуму. В результате нас ущемляют не только зарубежные потребители, но и родное государство
Сергей Григорьев, вице-президент "Транснефти":
- Сначала надо определиться, что экспортировать. Рынок на Западе давно устоялся, нефть всегда в цене. А если в тех отраслях, где российские товаропроизводители конкурентоспособны, но нас не пускают по политическим причинам, например в сфере вооружений и высоких технологий, государство должно вмешиваться. По-моему, так и происходит
Дмитрий Удрас, вице-президент компании "Ростсельмаш":
- Лучше всех агропром поддерживает министр Гордеев. Думаю, что дается ему это очень нелегко, особенно в вопросах сельского машиностроения: очень сильно давление со стороны импортеров. Им наше сельское хозяйство совсем не нужно
[КОММЕРСАНТ, 27.09.02]

Смотрите также

Новости


  • Коалиция полевых командиров победила на выборах в Косово

    На досрочных парламентских выборах в самопровозглашенном Косово побеждает так называемая коалиция бывших полевых командиров Освободительной армии Косово (ОАК), набирая 40 процентов голосов избирателей. Об этом свидетельствуют данные экзитпола телеканала "Klan Kosova".11 июня 2017 года

  • Драгоценности Бонни и Клайда уйдут с молотка

    Ювелирные украшения, принадлежавшие знаменитым грабителям Бонни и Клайду, выставили на аукцион в доме торгов в американском Кембридже.24 июня 2017 года

  • Сеул обвиняет КНДР в смерти американского студента

    Южнокорейский лидер Мун Чжэ Ин обвиняет Северную Корею в нарушении прав человека из-за смерти американского студента. Как сообщил прессе во вторник представитель администрации президента Южной Кореи Пак Су Хён, гражданин США содержался в Пхеньяне на протяжении 17 месяцев.20 июня 2017 года