Парфенов Леонид Геннадьевич в новостях и прессе



Продюсеров на переправе меняют
Вместо Леонида Парфенова программной сеткой НТВ займется Александр Левин
Как стало известно, руководство НТВ приняло решение о смене главного продюсера. Вместо Леонида Парфенова этот пост займет гендиректор киноассоциации DIXI Александр Левин. Официально о кадровой перестановке планируется сообщить не раньше следующей недели
Напомним, что творческий сотрудник НТВ Леонид Парфенов получил административное повышение по службе в 1997 году. Полку телевизионных топ-продюсеров одного поколения — Константин Эрнст (ОРТ), Иван Демидов (ТВ-6), Александр Акопов (РТР) — прибыло. Но уже тогда за словами главного продюсера НТВ Парфенова прочитывалась вынужденность занятия менеджерской рутиной. Приоритет чистого творчества он явно оставлял за собой. С переходом в начале 1998 года Олега Добродеева в ранг генерального директора компании многие энтэвэшники пророчили скорое расставание главного продюсера с должностью. О конфликте Добродеева с Парфеновым неофициально не говорил только ленивый. А сами фигуранты категорически опровергали и продолжают опровергать наличие между ними каких-либо трений
Как известно, PR-политика НТВ активно позитивная. Никогда никто из руководителей не афишировал кадровые понижения сотрудников компании, а пресс-служба мужественно прикрывала тылы. На праздновании пятилетия НТВ Олег Добродеев и Леонид Парфенов охотно демонстрировали взаимные симпатии. Лучезарные улыбки стоявших чуть ли не в обнимку топ-менеджеров влекли проверенных и допущенных до празднества фотокорреспондентов. Тем не менее очевидно, что Парфенову не по сердцу чисто административный труд и только внутри собственных программ или фильмов он чувствует себя максимально комфортно. Леонид Парфенов — это "Намедни", эфирный персонаж, а не человек в начальственном кресле, заваленный программными сетками и рейтинговыми таблицами. Поэтому запланированный "переход на творческую работу" скорее всего окажется для него не слишком болезненным. "Я же никуда не денусь", — заметил в телефонном разговоре с корреспондентом "Известий" Парфенов
Новым главным продюсером НТВ станет Александр Левин. И это вполне логично. Контакты НТВ с киноассоциацией DIXI начались с появления в эфире четвертого канала первых выпусков программы "Куклы". А весь 1998 год и начало 1999-го прошли под знаком тесного сотрудничества компаний. Кстати, к самым ярким совместным проектам — "17 мгновений весны". 25 лет спустя", "Место встречи..." 20 лет спустя" — был причастен Леонид Парфенов. В качестве ведущего. Продюсировал же их Александр Левин. Вообще в сетке четвертого канала после 17 августа особое место занимает программный продукт производства НТВ— DIXI: фильмы Светланы Сорокиной об операции на сердце у Ельцина и об убийстве Старовойтовой, фильмы Евгения Киселева об Иране и Афганистане. Они вместе с по-прежнему сильным информационным вещанием и ослабевшим, но все же сравнительно качественным кинопоказом составляют рейтинговую основу эфира НТВ
Очевидно, руководство телекомпании сделало ставку на запуск еще одной линии производства фирменного продукта. Запланированный переход Александра Левина на НТВ позволит перевести близкие — DIXI производит для телекомпании достаточно дешево — отношения, но все же со сторонним производителем на более тесную корпоративную основу. По сведениям "Известий", руководство НТВ уже обсудило кадровую рокировку с Парфеновым и Левиным. Первый вплотную занялся сбором материала для фильма к 200-летию Пушкина. Со вторым оговорены вопросы введения новой сетки, в которой под спецпроекты НТВ— DIXI выделена постоянная эфирная линейка. Впрочем, корреспонденту "Известий" Левин напомнил, что не любит опережать события и готов отвечать на вопросы, связанные с его возможным приходом на НТВ, лишь после того, как об этом официально сообщит пресс-служба телекомпании.
[ЗУДИН ЮРИЙ, И, 26.03.99]

РОКИРОВКА ЛЕОНИДА ПАРФЕНОВА
Леонид Парфенов покинул пост главного продюсера телекомпании НТВ. Отныне он займется исключительно своими авторскими программами: возобновит "Намедни" и закончит работу над четырехсерийным фильмом "Живой Пушкин". Он будет также выступать в качестве ведущего в цикле фильмов "Новейшая история"
- Парфенов - человек творческий, - прокомментировали его отставку на НТВ- А главный продюсер должен быть прежде всего хорошим организатором. Леонид и сам это понимает, поэтому никаких скандалов и обид по поводу его перемещения не было
Освободившуюся должность занял генеральный директор кинокомпании Dixi Александр Левин, под руководством которого успешно раскрутились "Куклы".
[Ко, № 11, 29.03.99]

БЕЗ СКАНДАЛОВ
Уход Леонида Парфенова с должности главного продюсера НТВ не следует рассматривать как результат конфликта
ЕЩЕ НА ПРОШЛОЙ неделе стало известно о том, что руководство НТВ намерено сменить главного продюсера — на место Леонида Парфенова, занимавшего эту должность в течение примерно двух лет, сядет Александр Левин. Поскольку НТВ вообще не склонно к резким кадровым перестановкам, а уж если таковые происходят, компания предпочитает их не афишировать, то среди изданий, пристально следящих за телевизионным процессом и просто праздно интересующихся, данное решение вызвало живейший интерес. Тем более что Парфенов - фигура заметная. Однако уход его с должности главного продюсера никоим образом не продиктован ни чьей-то злой волей, ни некой конфликтной ситуацией. Можно сказать, что руководство НТВ было недовольно своим главным продюсером, однако ничего удивительного в том не было, если учесть, что главным детищем Парфенова-продюсера является программа "Про это". В работах собственного производства - таких, как фильмы к юбилеям "Семнадцати мгновений...", "Места встречи..." - он был замечен лишь как автор и ведущий, а продюсером выступал Александр Левин. Он же, кстати, будучи генеральным директором киноассоциации "DIXI", продюсировал и другие последние наиболее заметные проекты, увидевшие свет на НТВ: "Сердце Ельцина", цикл Евгения Киселева "Новейшая история". Одним словом, Парфенов возвращается к тому, что у него лучше получается, - к сознанию и ведению передач
Официально о смене главного продюсера на НТВ не сообщают по простой причине - приказ пока не подписан. И то только потому, что для Леонида Парфенова, как это ни странно звучит, в штатном расписании НТВ нет официальной должности, на которую его могли бы этим приказом перевести, — нет постоянной программы. Сейчас Парфенов подумывает о новом проекте, что-то вроде "Намедни—3", а основные свои силы собирается бросить на создание фильма к 200-летию со дня рождения Пушкина, в которых, к счастью для него и для компании, будет выступать лишь автором и ведущим, а продюсировать предоставит уже назначенному к тому моменту главным продюсером НТВ Александру Левину. Все останутся при своем интересе и главное — при своем деле. Без скандалов. [ШУМАХЕР ЮРИЙ, Н Г, 03.04.99]

Леонид Парфенов:
"Я же не сразу оборзел"
ОН один из немногих людей в стране, а на нашем телевидении, может быть, даже единственный, на ком безупречно сидит визитка. Уйдя с должности генерального продюсера НТВ, только выиграл: его последнюю работу - документальный фильм "Живой Пушкин" -уже сегодня называют главным претендентом на "ТЭФИ" будущего года. А с другой стороны, некоторые депутаты Госдумы потребовали привлечь автора к ответственности за очернение образа поэта. Есть на что разозлиться: Парфенов рассказал про пушкинскую дуэль почти так же, как это сделал бы Тарантино. В результате сериал стал едва ли не единственной телепередачей о Пушкине, которую можно было смотреть
- Сколько времени ушло на подготовку фильма "Живой Пушкин"?
- Три месяца и четырнадцать командировок
- Это правда, что вас и вашу группу при съемках фильма о Пушкине в Африке туземцы ограбили?
- Правда. Ночью в саванне машину остановили люди с "калашниками" и обчистили
- До нитки?
- Ага, называется, голым в Африку пустили - я остался в шортах и футболке. И понял, как хрупка современная цивилизация: только что я был хозяином положения - кредитные карточки, билет в бизнес-класс, забронированные номера в "Шератоне", нанятая машина, черный нурек, который таскает багаж (как это - белый человек несет багаж?). И через пять минут у тебя ничего нет. Пришлось все заново покупать, все документы восстанавливать. Только очки я решил больше не заводить. Давно, хотел сделать операцию, и если сейчас куплю новые очки, то снова привыкну. А так я сейчас мучаюсь, вижу плохо, зато все время помню про операцию
- Машины не тормозили, люди пальцем не показывали, когда вы, изображая из себя Пушкина, шли по Невскому проспекту: в визитке, нафабренный, импозантный человек, который что-то там говорит?
- Ну, конечно, показывали. И, разумеется, гораздо лучше, когда этого нет, поскольку краем глаза ты все это замечаешь. Ну так что, топнуть ножкой и сказать: "Уйди, русский народ, ты мне мешаешь"?
- Все привыкли к искрящейся улыбке на вашем лице. Но когда вы рассказывали о смерти Пушкина, у вас было такое перекошенное лицо, что показалось, будто вы переигрываете
- Когда тема предполагает минор, я могу, конечно, что-то и сыграть. Но не настолько. Тут скорее эманация места. Музей-квартиру Пушкина на Мойке для нас ведь не закрывали специально, мы снимали, когда все посетители уходили. Стоишь в этом кабинете, у этого багрового, цвета запекшейся крови дивана, ночь, полумрак, освещение -лишь несильный луч от телекамеры. И ты не просто рассказываешь об этой смерти, будто стоял одним из двенадцати присутствовавших при кончине Пушкина. Ты физически ощущаешь эту атмосферу. Я сам увидел только на экране, какие у меня белые губы, - просто отлила кровь от лица. А потом съемочная бригада ушла. Я пошел переодеться, а возвращаться надо было через эту комнату - но я уже один! Один, ночью, в этом месте. Я проскочил как можно быстрее и с одной мыслью: "Только бы не посмотреть в тот угол!"
Вы с самого начала знали, что поедете на лошади, спуститесь по Нилу среди бегемотов?
- Нужно было сделать телепушкиниану по-энтэвэшному. Мы не можем показывать свечку, дрожащую на ветру, листву берез, сквозь которую просвечивает небо, неохватные дали. Мы должны быть информативны
Кто хочет академичности, может сам все прочитать и узнать. Мы делаем свои передачи, чтобы было интересно и подросткам. Телевидение не может быть немодным. Нужны "камешки в сегодняшний огород", требуется сегодняшняя интонация. И скорость сегодняшняя: нельзя в наше время делать паузы для придыханий, показывать долгие, полные невысказанной тоски экранные планы - у людей закипает чайник на кухне, надо сходить пописать, в Интернет залезть, у видика лежит две кассеты с фильмами, их надо уже завтра отдавать, наконец, еще десять каналов, которые можно попереключать! Придыхания и туманные дали возможны, но, извините, за госбюджет, на коммерческой кнопке - нет
- Но зачем же нужно было косточками черешни плеваться, рассказывая о дуэли?
- Примерять на себя манеры Пушкина и героя повести "Выстрел" - наверное, дерзость. Но я бы хотел напомнить, что в силу определенных обстоятельств у нас не было возможности взять интервью у главного героя и что-то пришлось брать на себя. И я же не сразу оборзел, я по капле выдавливал из себя застенчивого
- Вы - застенчивый?!
- Понимаете, ведущий рискует и в самый первый раз, появившись на экране и говоря: "Добрый вечер". Зритель может его не принять - кто ты такой, чтобы всей стране говорить "Добрый вечер"? Ты, может, наоборот, весь вечер людям испортил! И потом, когда ты пытаешься идти дальше, меняться, нет гарантии, что это будет принято, что не подумают: а не больно ли много он на себя берет? Я ведь не могу, как Жириновский на митинге в Белгородской области, рявкнуть с экрана: "Всем стоять! Молчать! Меня слушать! Я счас про Пушкина рассказывать буду!" В нашей изначально нескромной профессии это страшная проблема: а вдруг при твоей попытке дерзнуть окажется, что "на рубль амбиций, на грош амуниций"?
- Что вы делаете сегодня?
- Восемь серий, с 92-го до 99-го года, "Намедни". Выйдут в ноябре - декабре, под 2000 год. Мне об этом первым сказал Женя Киселев, что все это уже история. Я подумал: да ну, не может быть. Мы составили список феноменальностей, и вижу: тамагочи, фальшивые авизо, экспорт и реэкспорт цветных металлов, Клинтон появился, заиграл на саксофоне, расстрел "Белого дома", теннис - как царский вид спорта, Черномырдин появился да, действительно уже история. Просто очень быстро все идет, год за пять. Резко рванули в капитализм, потом с 17 августа стремительно прожили эпоху великой депрессии. И сейчас опять входим в эпоху новых тектонических политических сотрясений. Все это с какой-то дикой скоростью
- А сами вы не устаете с такой скоростью жить?
- Я после съемок компьютерной графики для "Намедни", где меня "врисовывали" в кадры кинохроники, уже ничего усталостью не считаю. Устаешь ведь от монотонности. Для ролика с Фиделем Кастро 64 раза прикуривал сигару. Я некурящий вообще! Я был на месте Брежнева, нужно было подняться, правильно повернуться, правильное количество времени задержаться, точно перекрывая Брежнева, успеть пыхнуть. Я после этого смог только снять костюм и прямо, в студии лег затылком на холодный бетон, и все
- Не хотелось все бросить?
- И что я потом буду делать? Я ж ничего не умею, кроме этого. У меня узкая специализация - писание вкадровых и закадровых текстов на неполитические темы, мне ж никуда больше не трудоустроиться, только здесь
- Вы представляете себя в другой телекомпании?
- Нет. НТВ сейчас давали "ТЭФИ" как телевидению двадцать первого века. Где же еще работать? Еще полтора года - и на другом месте останешься в прошлом веке. Телекомпания, наверное, должна быть, как правило, частной и работающей, с одной стороны, на прибыль. А с другой - в нашем деле, сверхпубличном, репутация - это тоже прибыль. Потому что невозможно, дискредитировав себя, ждать, что принесут рекламу. Скажут: "Эти жлобы захватили кнопку на телевизоре, чтобы наживать чистоган, преследовать свои корыстные интересы и разрушать общественную нравственность". Кому нужна телекомпания с таким реноме?
[Петр МОРОЗОВ, АиФ 07.99]

ВЕСЬ ПАРФЁНОВ - ЭТО "НАМЕДНИ"
Друг Жванецкого
- В январе вам исполнилось сорок лет. В “Коммерсанте” вас поздравил Жванецкий. Не просто, надо сказать, поздравил. Вы не обиделись?
- Мне было приятно. Во-первых, сам Жванецкий. Во-вторых, моя память вызывает похвалу человека, сформулировавшего “Ну, чего я не помню, я забыть не могу”. В-третьих, Михал Михалыч до сих пор помнит мои довольно скромные туфли, которые произвели на него необыкновенное впечатление. Сейчас, увы, лучшее их время прошло. Ну, не без сарказма сказал, но я вообще не слышал, чтобы Михал Михалыч о ком-то говорил хорошо. И это правильно, у него профессия такая - про всех говорить плохо. Когда-то он хорошо говорил о Ельцине, и это неловко было слушать. А насчет фразы, что работать со мной легко (искреннее спасибо!), а дружить невозможно, так покажите мне хоть одного друга Жванецкого
- Долго ли вы своих героев снимаете? Наверное, за это время у вас с ними складываются особые отношения, не всегда, думаю, лучезарные?
- Жванецкого снимали долго. Я предложил ему название “Весь Жванецкий” и формат в мае 97-го года, в день дефолта мы закончили снимать, а осенью 98-го вышли в эфир. Я работаю очень истово. Пока что-то делаю, только этим и живу Потом меня спрашивают:
“Ну и как ты теперь к нему относишься?” Знаете, когда яснополянских крестьян спрашивали, как они относятся к графу Льву Николаевичу, те отвечали: “А какое мы имеем право к их сиятельству как-то относиться?”. Я же не отсебятину делаю. “Фактологическое телевидение” - такое понятие придумал Добродеев
- Получается, факты - ваша профессия?
- В широком смысле слова “факт”. Для Жванецкого я впервые предложил такой телевизионный формат: полное собрание сочинений. Мы ведь не просто собрали архивные записи, он все написанное переговорил заново. Старые листочки с текстами разглаживались утюгом - иначе невозможно было прочесть. “В греческом зале” был когда-то просто переписан от руки и отдан Райкину. Пришлось расшифровывать райкинскую запись, и Жванецкий читал эту расшифровку Представьте, зал Политехнического, он начинает: “Дали бабам второй выходной, так они вконец с ума посходили”. Зал молчит - ведь это в каком году у нас пятидневная рабочая неделя введена была! Он продолжает: “Тут меня моя потянула на вернижас...” Опять молчание. Он дальше: “А там в греческом зале...” И тут с амфитеатра покатилась волна аплодисментов - узнали! Он прерывается: “Кхе! Это как в джазе - я уже вышел на тему, я уже могу раскланиваться”. Мое отношение в том, что я предложил заново прочесть все с самого начала
- Но только отбор материала, без комментариев - не мало ли этого? Не в случае Жванецкого, так с Пушкиным или Солженицыным?
- Меня больше волнует, какой получается продукт. Мне хотелось бы дожить до 200-летия Гоголя в 2009 году. Мне есть что сказать по поводу того, как он правильно делал “спагетти болоньезе”. Мое отношение к материалу в том, что, например, в “Пушкине” о “Послании в Сибирь” сказано вскользь, а о том, кем и сколько выпито в России “Вдовы Клико” урожая 1824 года - именно такие три бутылки Пущин привез в Михайловское, - подробно
- А Пушкин в совместной работе вас не разочаровал?
- Ну, я вообще-то и раньше его читал, и Вересаева читал. Я знал, что будут камушки в современный огород, многое будет созвучно нам - например, как они с Вяземским в шесть раз увеличили гонорарную ставку. Знал: надо выбирать такие параллели, но я не предполагал, что их будет так много. Можно было взять вообще все о Пушкине, и
это все могло трактоваться как рассказ о современности. Главное для меня - сделать модный телепродукт, не поступаясь темой. Я работаю на метровом коммерческом канале, а телевидение должно быть массовым. Вот все это лето шли повторы “Намедни”, и рейтинг у них был очень высокий - выше, чем у программы “Время”. Мы давно привыкли, что наши новости набирают зрителей больше, чем у коллег, но то, что наши “старости” собирают больше, чем их новости, - это ошеломило
Роды кенгуру
- Вы просчитываете успех ваших программ, прикидываете рейтинг?
- Понимаете, когда находишься внутри процесса, из него нельзя выпадать. Очень часто, например, фатальным оказывается собкорство за границей - человек возвращается в тот год, из которого уехал. Он не так интонирует, не тот держит темп. Это надо все время чувствовать. Вот мы сейчас делаем цикл о трехсотлетии империи. Достаточно сказать, что мы в Нескучном саду восстанавливаем Ледяной дом для серии про Анну Иоанновну. Мы пилим лед из пруда и строим дом, но вот не восстановим, к сожалению, крышу. Она получилась бы очень тяжелая - это опасно. Я вообще думаю - вранье, что там каркаса не было
- А почему вы так привязались к этой крыше? Так уж обязательно надо ледяной дом строить?
- Конечно, обязательно! Ведь это жизнь, а не научпоп! Я буду показывать, как пилили ледяные глыбы, как дом из них складывали
- А показать иллюстрацию, компьютерную модель - нельзя?
- Тогда гербарий получится! А интересна жизнь людям она интересна, широкой публике. Если же говорить о публике узкой, то и ей интересен именно “хэнд-мэйд” - сделанное руками. Лед, например, мы гладили раскаленным утюгом, чтобы он был прозрачным и все неровности исчезли. У нас там, конечно, и компьютеры будут, но не в этих эпизодах. Я знаю, как надо снимать и что делать, чтобы человек эту историю про империю смотрел в прайм-тайм, когда по другим каналам идут детективы или концерт Игоря Крутого
- Вообще, хотелось бы смотреть в прайм-тайм не только старое кино и новую эстраду
- Но “Клуб путешественников” не может идти в прайм-тайм! Да, на Западе может, но у них ведущий не в студии сидит - он путешествует, он сам роды у кенгуру принимает, у него руки по локоть в крови, и он нам показывает, как там в сумочке детеныш копошится! Вот тогда люди будут смотреть. А просто с картинками из подбора - пожалуйста, в 16 часов, это время нашего просветительства. Вечером надо другое, то, что руками можно потрогать. Телевидение прайма не может быть вторичным. У нас ведь журналистика всегда была вторичной, все эти корифеи пера только свое отношение к жизни подавали, а не жизнь
- Вы почему-то сильно советскую журналистику не любите, да и о ее представителях говорите без пиетета
- Вот какой-нибудь старой, дореволюционной выучки журналист мог весь день ходить по городу, вокзалы проверять, с людьми разговаривать - кто куда едет, что везет - и с ними в путь отправляться за физиологическими очерками. А теперь представьте советских корифеев пера с их ранним брюшком. Они что, по городу шнырять будут? Как они писали свои рассуждения: приехал с халтурных выступлений перед читателями в Архангельске, а его на вокзале не встретила редакционная машина, пришлось брать такси до Столешникова, а таксист сдачи не
дал. Строчит комментарий “Как упали нравы!”. Велика ли цена нашим международникам, которые писали вечное “Лион - город ткачей” или мечтали попасть в Лейпциг на фестиваль короткометражных фильмов. У меня нет к ним злости или зависти, просто по ремеслу это очень плохо
- А как корифеи к вам относились, не обижали?
- В 90-м году один видный советский политобозреватель кричал на меня в останкинском лифте: “С чего вы решили, что вам все позволено!” Тогда уже закрыли “Взгляд”, закрыли мои первые “Намедни”, шедшие на АТВ. И я знаю, за что закрыли. Оттого что говорил пассажами: “В 45-м году русский Егоров и грузин Кантария водрузили знамя победы над Рейхстагом. Ровно через 45 лет другому русскому и другому грузину не простили, что они это знамя позволили спустить. 20 такого-то декабря Шеварднадзе подал в отставку”. Кравченко мне после этого фразы говорил: “Ну, тезка, это чересчур”. Было ясно, что не информационный повод его не устраивал, а стиль этот с заходом из-за печки, этот глум, выверт. Насмешка не прощалась
- Как же и где вы научились работать по-другому и вообще, где именно учились главному?
- Но тогда можно было, например, читать. Ведь печатали всё, и Марков не настаивал, что он лучше Бунина. А когда я учился в университете, то жил в общаге с болгарами и на болгарском перечитал кучу современной западной классики. Хотите, я вам напишу по-болгарски “Джон Апдайк. “Кролик, беги”. Я смотрел в Софии фильм “Косата” - “Волосы” Милоша Формана, в Варне - “Апокалипсис сегодня” и “Пролетая над гнездом кукушки” - все с болгарскими субтитрами. Ничего этого у нас тогда не показывали. Зачем теперь мне этот язык? Иногда шутя говорим на нем с Киркоровым
- Ну а именно телевизионной профессии кто вас учил?
- Никто определенно. Смотрел вокруг. Был Бовин, который умел ясно говорить, и он отличался этим от всех международников. Были “Веселые ребята” Кнышева и Крюкова. Их коллаж имел иное качество, понятно было, что это настоящее телевидение и никто другой так делать не может. Разница между “Музобозом” и “Музыкальным киоском” - огромная, а ведь это передачи об одном и том же. Главное различие - в то время считалось важным, что делать, а нам было важно - как. Когда мы начинали, то понимали: мы иные - другой темп, другой драйв, другой язык, негативизм, отстраненность, ирония, невозможность пафоса. Мы привлекали, впитывали другой опыт, собственные ощущения, кино, андеграунд, моду, подсмотренное на Западе. Все на свете. Уже не понять, кто что лично привнес. Что именно дали новому телевидению, например, два кандидата биологических наук - Эрнст и Лобков. Но дали. И получилось ТВ 90-х - коллективный труд
Пистолетом Дзержинского
- Вы объявили себя Дедом Морозом, стали главным специалистом по встрече Нового года. Вы один из родителей “Старых песен о главном”. По вашей, как я понимаю, инициативе я обречена всю жизнь слушать в Новый год песни, которые уже слушала. Сколько себя помню, Гурченко пела про пять минут, похоже, что и после моей смерти будет. Ненавижу эти пять минут, ненавижу “эту гадость - заливную рыбу”. Вы уверены, что народ вечно готов слушать одно и то же десять, двадцать, пятьдесят лет подряд?
- Я вам прямо скажу: у меня нет других идей
- Вот нашла в старой “Светской хронике” фразу: “Парфенов с Градским спорили, кто лучше - Брайан Адаме или Стинг”. Значит, для себя - Стинг, а для народа - вечная Пугачева
- Но Брайан Адаме и Стинг не собирают новогодней телеаудитории. Если вы перешли у себя на кухне с картошки на авокадо, то большинство аудитории все равно предпочитает картошку с помидорчиком и сметанкой. Те люди, которым нужно что-то иное, вообще не встречают Новый год у телевизора, как и дети, которые слушают Земфиру и “Мумий Тролля”. Взрослые не выдержат того, что поют Земфира и “Мумий Тролль”. А вот Лагутенко, поющий “Миллион алых роз”, - это хоть как-то освежает. У меня, повторяю, нет других идей. У меня была только одна идея - “Старые песни о главном”
- Вы, как многие уверяют, теперь наш главный знаток советской эстрады. Всего Хиля перепеть можете. Это поза, глум такой?
- У меня к нашей эстраде самое трепетное отношение. В эстрадных песнях время передано с большей непосредственностью, смачностью, яркостью, нежели в чем-нибудь другом. “Я люблю твой ясный взгляд, простую речь, я люблю большую дружбу наших встреч”, “Верят девочки в трудное счастье” или “И девчонки к новоселью подарили нам трюмо”. Это лубок, и у каждого времени - свой лубок. Тут время передается точнее, чем в кинохронике, модах, архитектуре. И раньше то же самое было. Вот есть портрет Иды Рубинштейн работы Серова и “Ваши пальцы пахнут ладаном” Вертинского. Одно время. Но про “пальцы пахнут ладаном” ничего объяснять не надо. Это всем понятно без комментариев про декаданс
- Что же, новые песни - уже не лубок?
- А сегодняшняя эстрада не общенародная. Нельзя, как раньше, взять да исполнить главные хиты сезона. Непонятно, что в новогоднем случае хит, - у телевизора сидят люди, которым от 30 до 70, а кассеты покупают те, кому от 13 до 18. В результате каждый год - мучение. Все придумывают что-то одновременно и современное, и традиционное. Получается каждый раз игра с переиначиванием. Есть, конечно, бесспорные величины - как Алла
- Пугачева для вас - бесспорная величина?
- Конечно! Это первая актриса моей эпохи. Просто* “счастье жить в одно время”. В моем массовом жанре она - все. Общение с ней - это удовольствие и роскошь моей профессии. Мне с ней работать, как кому-то личный маузер Дзержинского подержать
Как нам обэкранить историю?
- Почему в своих “Намедни” вы предпочли достойной роли самостоятельно мыслящего историка скучную роль архивариуса - коллекционера фактов? В вашей “мелкой нарезке” событий теряется драматизм истории, ее масштаб
- Мне кажется, что вы представляете какой-то советский подход к истории. Мне ближе по Довлатову “сочувствие жизни в целом”. Смена фикусов на традесканции, бархатных штор на льняные, оттоманки на журнальный столик - это эпоха. Мое отношение к ней складывается в отборе фактов, в отделении важного от неважного. Хочется ухватить суть, понять, что в событии было феноменального, что оно добавило нового к нашему общему опыту Мне еще про прошлые “Намедни” говорили: как вы могли мини-юбки поставить рядом с Пражской весной? Но мне, правда, кажется, что когда страна переходит с подгузников на памперсы - это событие не менее значительное, чем прием России в МВФ
- Те шесть лет, которым посвящены ваши последние “Намедни”, - годы тяжелейшего эмоционального напряжения. Неужели "можно, не проявляя собственного отношения, рассказывать, например, о расстреле Белого дома?
- А я свое отношение передал в комментарии: на следующий день брачующиеся начали фотографироваться на фоне расстрелянного парламента. Я был в Буденновске. Я шел по улице, по которой гнали 1100 человек на окраину, объяснял этот маршрут. Вот больница, которую всю разворотили, когда брали штурмом. Сто долларов, которые басаевцы давали, если их останавливали на блокпостах, пока они добирались до Буденновска. Вот кадры с Черномырдиным. Его лицо, когда он просто не знал, как обратиться к Басаеву. И этот его крик: “Шамиль Басаев, ты меня слышишь?” По-моему, все это - очень самоговорящий материал. Не писать же, как “золотые перья” советской школы: “Вдумайтесь! Впервые Россия распята исламским терроризмом! Стыдно!” Этого я не смогу никогда. Хотя, возможно, кто-то и думает, что именно так передается драма истории
- Почему вас заинтересовала сейчас именно имперская история, и с какого времени вы начинаете ее отсчет?
- Можно считать с начала политики Петра. 1700-1701 год-начало Северной войны. Есть и 300-летие Петербурга. Здесь все интересно: и катальные горы в Ораниенбауме, и восстание Черниговского полка, и кавказские войны, и взаимоотношения с Западом - все про нас. Вопрос в том, как это все, как у нас говорят, “обэкранить”, как сделать телегеничным. Это не настолько сложно, насколько трудоемко. Первые серии надеюсь выпустить осенью.Молодые и знакомые
- Не кажется ли вам, что сейчас, когда все старые песни перепеты, с Запада экспортированы все телепрограммы и ваше поколение справилось со своей исторической задачей - сломало советские телевизионные стереотипы, пришла пора новых людей?
- Вот если посмотреть на эстраду, а сравнение ее с телевидением корректно - это две сферы культуры, выражающие массовые настроения, где вертятся достаточно большие деньги, - то там идет стремительная смена стиля. Эстрада становится разнообразнее, технически оснащенное, точнее учитывает современные веяния, различные настроения и ожидания публики. В телевидении этого не происходит. Поколение Демидовых по-прежнему остается молодым и диктует моду, хотя десять лет подряд быть главным модником ненормально. Но следующее поколение все делает так же, как мы. Единственная разница: мы ящик выбирали как образ жизни - или сделать что-то в жизни, или не сделать, пан или пропал. А для “первых перьев” программы “Сегодня” - им между 25 и 30 - профессия не судьбоносна. Они гораздо больше ценят свою хорошую зарплату, свою небольшую, но хорошую машинку, возможность ездить, одеваться. То есть больше ценят не саму профессию, а то, что она им дает
- Но это нормально
- Они не хотят становиться начальниками, прыгнуть выше головы, изобрести порох, пробиться и

Смотрите также

Новости


  • Опубликован трейлер к анимационному фильму "Звездный десант"

    Культовая фантастическая франшиза "Звездный десант" получит неожиданное анимационное продолжение — полнометражный CGI-фильм "Starship Troopers: Traitor of Mars" ("Звездный десант: Предатель Марса").7 июня 2017 года

  • В Москве установилось рекордно низкое атмосферное давление

    В Москве сохраняется уровень атмосферного давления примерно на 15 единиц ниже нормы для этих дней июня, сообщает портал "Метеоновости".14 июня 2017 года

  • В республиканской филармонии отгремел заключительный концерт

    15 июня Коми республиканская филармония закрыла 77-ой концертный сезон. В программе концерта были представлены лучшие номера коллективов и солистов. Знаменитый номер Государственного ансамбля "Асъя кыа" "Дыхание тундры" открыл концертную программу.16 июня 2017 года